Янв
04
2017

КРЫЛЬЯ ЛИТВЫ


История литовской авиации отсчитывается с 30 января 1919 г., когда в Литве сформировали первое авиационное подразделение, состоявшее из двух офицеров, одного военного чиновника и девяти добровольцев. 5 февраля красные летчики «подарили» литовцам первый самолет. Двухместный разведчик совершил вынужденную посадку на литовской территории близ Езнаса из-за нехватки бензина. Экипаж с места посадки скрылся, а самолет доставили в Каунас для ремонта. Это был. так называемый, «полуторастоечный» «Сопвич», каких немало было в Красной Армии. Партию таких машин закупило в Англии в 1917 г. русское правительство. кое-что захватили на фронтах гражданской войны, да и в самой России за 1917-23 гг. было построено более 100 машин этого типа.С формальной точки зрения этот Sopwith 1 ½ «Strutter» являлся первым литовским военным самолетом, хотя на самом деле он без движения пролежал в каунасском ангаре до 1921 г... когда его. наконец, отремонтировали.

Первыми самолетами, реально использовавшимися литовской авиацией, стали восемь новеньких немецких разведчиков LVG C.VI, доставленных в Каунас 27 февраля 1919 г. Поскольку литовцев, владевших квалификацией пилотов и авиамехаников, практически не было, на службу пригласили немцев. 12 марта пополненное немецким и литовским личным составом подразделение превратили в отдельную часть. Тогда же. в марте, начались первые полеты, проводилась разведка позиций советских войск в районах Кедайняя, Паневежиса и Даугавпилса.
Всего в литовской авиации было более 100 немецких аэропланов, которые попали туда тремя путями. Первый – в качестве трофеев, взятых при отступлении немецких частей. Второй – Антанта приказала Германии в качестве контрибуции передать Литве три десятка машин. И последний путь – неофициальный. По Версальскому договору Германия должна была уничтожить свои самолеты, и их нелегально покупала Литва.
Среди них были и истребители и легкие бомбардировщики и разведчики типов Albatros B.II, C.Ib, C.III, С XV. J.II, D.III, D.V; DWF C.V; Halberstadt CL.II, CL.IV, C.IV, C.V; LVG C.VI, C.V; Fokker D.VII; Rumpler C.I; Friedrichshafen G.IIIa. Для новых самолетов понадобились и новые летчики, которых начала готовить авиашкола прямо при части. Всего до 18 декабря 1919 г. она выпустила 34 литовских авиатора.
Вскоре Литва получила еще два самолета, причем не совсем обычным путем. В октябре 1919 г. совершил вынужденную посадку у деревни Обеляй(под Рокишкисом) Junkers F13, летевший через территорию Литвы (без оповещения литовцев) из Москвы в Германию. Среди пассажиров были бывший военный министр Турции Анвар-паша и его адъютант Кемаль-паша (будущий президент Ататюрк). Представители Антанты настояли на том. чтобы турок задержали, но литовцы обошлись с ними достаточно корректно, поместив их в гостиницу в Каунасе. Немцы пытались вернуть обратно свой «юнкере». Цельнометаллический моноплан F13 тогда был новинкой (в Литву попал третий серийный экземпляр – «Annelise») и многие детали его конструкции считались секретными. В обмен за него предлагали эскадрилью истребителей Fokker D.VII, но литовцы не согласились. Однако, самолет вскоре разбили – он угодил в несколько аварий подряд (постарались немецкие механики), а туркам устроили побег. 28 октября немецкий пилот Г.Роттер. совершавший учебный полет на самолете LVG C.VI с литовским курсантом, сымитировал поломку мотора и сел в условленном месте, где его уже ждали. Вооружив турок, Роттер вместе с ними отогнал от самолета курсанта и охрану, а затем взлетел и доставил интернированных в Тильзит. После этой истории всех немецких наемников из литовской авиации изгнали. Впоследствии Роттер стал летчиком советско-германской авиакомпании «Дерулюфт» и иногда совершал посадки в Каунасе. но из самолета почему-то никогда не выходил.
Вторая машина попала в точно такую же ситуацию. 10 марта 1920 г. под Каунасом совершил вынужденную посадку немецкий двухмоторный бомбардировщик Friedrichshafen G.IVa. На нем возвращался из Смоленска в Германию швейцарский коммунист Ф.Платтен, известный тем, что во время покушения на Ленина в 1918 г. прикрыл его от пуль. На G.IVa из Германии доставили в Москву подарок «красных фронтовиков» – груз медикаментов. Платтен отсидел три месяца в литовской тюрьме, а самолет конфисковали.
Первым опознавательным знаком только что созданной авиации был красный ромб с желто-зелено-красной окантовкой. В центре ромба изображался скачущий рыцарь – символ Литвы. Ромбы наносились на фюзеляж, крылья и руль поворота, полностью закрывая немецкие кресты.
С этими знаками литовские летчики вступили в свой первый бой. Литовские ВВС, красиво называвшиеся «Воздушным флотом» (Ого Laivynas), приняли участие в 1920 г. в вооруженном конфликте с Польшей. Армия генерала Желиговского вторглась в Литву, захватив Виленскую область с городом Вильнюсом (Вильно). Боевые действия продолжались до 9 октября. Литовские самолеты вели разведку и нанесли несколько бомбовых ударов. Одной из самых крупных операций «Воздушного флота» была бомбежка польских эшелонов. Эскадрилье флота приказали уничтожить захваченный поляками литовский бронепоезд «Гедиминас». Состав уничтожить не удалось (он прятался в тоннеле), зато обнаружили скопление польских эшелонов и удачно отбомбились. Один из литовских самолетов во время операции был сбит.


Отремонтированный самолет Платтена «Friedrichshafen G.IVA, лето 1921г.


Самолет Ататюрка „Annelise“, октябрь 1919 г.


AIbairos СXV N8, 1927 г.


Dobi-II, 1923 г.

В конце 1920 г. опознавательные знаки изменили. На самолетах появился белый шестиконечный крест на красном гербовом щите. А в апреле 1921 г. утвердили их упрощенный вариант: такой же крест, но без щита и с черной окантовкой. Последние сохранились в Литве до самого конца ее независимого существования.
В 20-х гг. авиапарк литовских ВВС. именовавшихся уже „Военной авиацией“ (Каго aviacija), пополнился новой техникой, заменившей уже устаревшие немецкие машины. Летом 1921 г. делегация американских литовцев подарила два английских истребителя Martinside F.4. В мае 1922 г. в Италии купили десять разведчиков SVA-10. В июне 1925 г. чехи продали Литве восемь истребителей Letov S-20L. Эти машины считались ненадежными, на них разбились четыре пилота.
Вообще, надо сказать, что квалификация литовских пилотов была достаточно высокой. Для всех летчиков была обязательна программа обучения высшему пилотажу, а за аварии увольняли со службы.
В 1928 г. прибыла большая партия итальянских машин: 20 разведчиков Ansaldo А-120 и 15 истребителей FIAT CR-20. Они стали основой литовской авиации в 30-е гг. В начале 20- х гг. появились и самолеты оригинальных конструкций, построенные на литовской земле. Они созданы двумя талантливыми конструкторами – Ю.Добкявичюсом и А.Густайтисом.
Юргис Добкявичюс родился в 1900 г. в Петербурге. Его отец в то время работал ассистентом у профессора Менделеева. Добкявичюс учился в Петроградском политехническом институте, затем на механическом отделении Бакинской летной школы. Он стал одним из первых, закончивших каунасскую авиашколу. Во время конфликта с Польшей лейтенант Добкявичюс совершил 24 боевых вылета. Первым среди литовских авиаторов он выполнил „мертвую петлю“.
Первый свой самолет Добкявичюс построил вместе с механиками своей эскадрильи. Dobi-I был одноместной авиеткой с крылом трапециевидной формы. В 1922 г. она прошла испытания и продемонстрировала довольно высокую скорость для своего мотора Haacke в 30 л.с. -175 км/час. На нем конструктор полетел в Петроград к друзьям, но из-за неполадок был вынужден прекратить перелет.
В следующем году Добкявичюс спроектировал новую машину – двухместный высокоплан Dobi-II с немецким мотором Benz в 200 л.с. Самолет имел фюзеляж-монокок овального сечения и узкое прямое крыло размахом 14 м. По назначению Dobi-II был разведчиком и мог развивать скорость до 250 км/час. В 1925 г. Добкявичюс, закончивший в Париже Высшую школу аэронавтики, создал свою третью и последнюю конструкцию-истребитель Dobi-lll. Самолет-моноплан также как и его предшественники имел фюзеляж- монокок овального сечения. Длинные крылья, обладавшие небольшой стреловидностью, придавали ему сходство с планером. В конце 1925 г. Добкявичюс потерпел аварию на Dobi-I и сломал при этом ногу. А 8 июня 1926 г... не долечившись. он решил продемонстрировать Dobi-III оценочной комиссии. Во время приземления самолет задел крылом за дерево и на глазах у наблюдателей превратился в груду обломков. Конструктор был смертельно ранен и через шесть часов скончался…
Если самолеты Добкявичюса так и остались экспериментальными, то машины другого литовского авиаконструктора, Антанаса Густайтиса строились серийно и состояли на вооружении литовских ВВС. Густайтис родился в 1898 г., — учился в Петроградском институте инженеров путей сообщения, затем был призван в армию и направлен в Константиновское артиллерийское училище. В 1919 г. он вернулся в Литву и, так же как и Добкявичюс, кончил авиашколу и участвовал в конфликте с Польшей.


А-120 из 3-й эскадрильи и S-20L из 1-й эскадрильи, 1929 г.,.


Прототип АНБО-Ш N33 первого серийног самолета литовской конструкции, 1929 г.


АНБО-41 N895 из 29-й корпусной разведэскадрильи на аэродроме в лесу Пивония близ Укмсрге, 1941 г.

Свой первый самолет, небольшой спортивный моноплан ANBO-I с мотором Anzani в 30 л.с., Густайтис построил, будучи командиром учебной эскадрильи. Летом 1925 г. его творение впервые поднялось в небо. Это единственный самолет литовской конструкции, сохранившийся до наших дней.
Есть две версии расшифровки обозначения ANBO. По одной оно составлено из первых букв фразы „Antanas Nori Buti Ore“, т.е. „Антанас хочет быть в воздухе“. По другой оно состоит из элементов имен Густайтиса и его жены: ANtanas и ВгОпе. В 1925 г. Густайтис, учившийся тогда в Высшей школе аэронавтики в Париже, сконструировал вторую машину -ANBO-II, самолет первоначального обучения, двухместный высокоплан. Его собирали в Каунасских авиамастерских по чертежам, присланным из Парижа. Свой первый полет он совершил в 1927 г. После нескольких лет использования в военной авиации ANBO-II передали в каунасский аэроклуб, где он и разбился в 1934 г.
Густайтис в 1929 г. получил звание майора и его назначили начальником Каунасских авиамастерских, которые при нем превратились в крошечный авиазавод, выпустивший до 1940 г. в общей сложности 66 самолетов ANBO различных типов. Помимо самолетов Густайтиса там построили до 1930 г. несколько Fokker D.VII и LVG C.VI, которые и сохранились до 1940 г. в авиашколе и в строевых частях.
В том же 1929 г. взлетел новый тренировочный самолет (тоже двухместный высокоплан) ANBO-III (номер 33) с двигателем Walter NZ-120. На серийных машинах устанавливали двигатели различных типов: Walter „Mars“ l, A.S.»Mongoose" и A.S."Genet Major". Этот первый серийный литовский самолет применялся как переходный к машинам боевого типа, а также в качестве связного.
Было построено еще восемь машин.причем у последних четырех (номера 44.45.47,48) фюзеляж был длиннее на метр и они имели руль поворота как у Ansaldo А-120. До этого литовские летчики обучались на устаревших немецких машинах времен первой мировой. Поэтому Густайтис, используя опыт, полученный при проектировании ANBO-III взялся за разработку нового самолета первоначального обучения ANBO- V. Его прототип с двигателем Walter «Vega I» взлетел в 1930 г. На другие четыре машины устанавливали A.S."Genet Major", Walter «Vega» I и «Venus» I. Летчики положительно оценили ANBO-V, прославившийся легкостью в управлении.
Самой знаменитой конструкцией Густайтиса стал разведчик-бомбардировщик ANBO-IV, который он начал разрабатывать в 1929 г. Первый полет опытный образец этой машины (номер 52) с американским двигателем «Wasp.С» в 450 л.с. совершил 14 июля 1932 года. Испытания прошли успешно и «четверку» запустили в серию. 13 серийных машин(номера первой серии 57-63. второй – 64-69) оснащались английскими двигателями Bristol «Pegasus» модификаций IIL2 и IIM2 с двухлопастными деревянным винтами. Вооружение составляли два синхронных пулемета Vickers калибра 7,92 мм в передней части фюзеляжа и спаренные Vickers на турели у наблюдателя. ANBO-IV мог поднять до 144 кг бомб и развивал скорость до 305 км/час.
Летом 1934 г. три ANBO-IV (номера 61-63) во главе с Густайтисом, уже полковником и командующим литовских ВВС, совершили перелет по Европе по маршруту Каунас- Стокгольм-Копенгаген-Амстердам-Брюссель-Лондон-Париж- Марсель-Рим-Удине-Вена-Прага-Будапешт-Бухарест-Киев- Москва-Великие Луки-Каунас, преодолев более 10000 км.
Двухместный высокоплан ANBO-41 – дальнейшее развитие удачной конструкции ANBO-IV. Прототип ANBO-41 (номер 70) впервые поднялся в воздух 21 мая 1935 г. с «Pegasus» II (позже на нем установили «Pegasus» XI). На 19 серийных машин устанавливали Bristol «Pegasus» XI с трехлопастными деревянными винтами, спроектированными самим Густайтисом. Максимальная скорость ANBO-41 составляла уже 360 км/час. К этому самолету проявили интерес англичане, рассматривавшие возможность его производства по лицензии.
После ANBO-IV Густайтис опять занялся учебно-тренировочными самолетами. В 1933 г. совершил свой первый полет ANBO-VI (HOMep 53) с двигателем Curtiss «Challenger R- 600». С тем же двигателем выпустили еще три машины (номера 54-56) и они использовались в авиашколе.
Прототип ANBO-51 (номер 80) взлетел в 1936 г. Десять серийных машин (номера 81-84,785-789.765) с двигателем A.S."Genet Major" IV также применялись в авиашколе.
5 сентября 1939 г. совершил свой первый полет легкий бомбардировщик ANBO-VIII – последняя конструкция Густайтиса. Это был двухместный моноплан с низкорасположенным крылом и с неубирающимися шасси в обтекателях. У него было по два пулемета в крыле и один у стрелка. С английским Bristol «Pegasus» XVIII он развивал скорость до 411 км/час. Дальнейшая судьба его неизвестна.

С 1927 г. начал функционировать Литовский аэроклуб в Каунасе. Четыре самолета, которые базировались в Кауна се. имел также и Литовский Союз Стрелков. Знак – белый шестиконечный крест на красном гербовом щите.
Однако, самолетов.выпускавшихся маломощными мастерскими в Каунасе, разумеется не хватало для оснащения литовских ВВС. Поэтому приобретались машины и за границей. В 1934 г. во Франции предполагалось купить 14 истребителей Dewoitine D-372, но литовцы их забраковали. D- 372 в 1936 г. получило испанское республиканское правительство, остро нуждавшееся в самолетах в связи с началом гражданской войны. Взамен Литве предложили партию более современных истребителей D-501L. Первые семь из них прибыли в ноябре 1936. а еще семь – следующим летом. В октябре-ноябре 1937 г. из Англии доставили морем 14 истребителей Gloster «Gladiator» I. Только 3 июня 1938 г. собранные машины впервые оторвались от земли. Чуть раньше, в апреле 1937 г., Литва получила два двухмоторных английских биплана DH-89M «Dragon Rapide» и один Avro 626. Еще два Avro прибыли в 1939 г. Их использовали как буксировщики мишеней.
Для замены устаревших «ФИАТов» планировали закупить во Франции 14 самолетов MS 406, но после начала второй мировой французское правительство реквизировало уже готовые машины и переоборудовало их по стандартам своих ВВС. В сентябре 1939 г. из разгромленной Польши перелетел в Литву легкий бомбардировщик PZL P.46/II «Sum». Интернированы были и два немецких самолета, нарушивших границу Литвы – истребитель Messerschmitt Bf109C и разведчик Henschel Hs126B-1. О их дальнейшей судьбе ничего неизвестно. В 1938 г. в Литве организовали первую внутреннюю авиалинию Каунас-Паланга, на которой летали два английских самолета Percival Q-6L, носившие имена -Дарюс" и Тиренас" в честь двух литовских пилотов, совершивших трансатлантический перелет в июле 1933 г. на самолете «Литуаника». 17 июля их самолет потерпел катастрофу над территорией Германии. Вторую попытку пересечь Атлантику предпринял Ф.Вайткус на «Литуанике» II. Преодолев 5100 км. он потерпел аварию на побережье Ирландии. Машину отвезли в Каунас и там отремонтировали. Эта L-5B «Vega» служила потом в военной авиации.
15 июня 1940 г. части Красной Армии перешли границу Литвы. В августе того же года самостоятельная Литовская республика перестала существовать. Литовские ВВС расформировали. Большую часть военных самолетов сочли непригодными для дальнейшего использования из-за устарелости и отсутствия взаимозаменяемости с техникой ВВС РККА. Лишь 13 самолетов (в основном литовского производства) вошли в разведывательную эскадрилью (известную также как «Tautine eskadrile»). приданную 29-му территориальному стрелковому корпусу Красной Армии, сформированному на базе частей бывших литовских вооруженных сил. В эскадрилье, которой командовал майор Ю.Ковас. служило около 50 летчиков. Среди самолетов были 9 ANBO- 41 из 4-й шяуляйской эскадрильи, три ANBO-51 из авиашколы и один «Gladiator» из 5-й истребительной. Остальные машины были законсервированы, сданы на слом или использованы в качестве мишеней. Бывшего командующего ВВС Густайтиса объявили немецким шпионом и расстреляли в октябре 1941 г.
Аэроклубовские самолеты и планеры свезли в Аукштагерис под Вильнюсом. Там в 1941 г. большую часть их захватили немцы.
Пассажирские Q-6L попали в Прибалтийское территориальное управление ГВФ и вместе с двумя латвийскими DH- 89М. двумя эстонскими Ju52/3m. одним PN-3 и польской «Super Electra» (бывшая SP-BPN авиакомпонии ЮТ перелетевшая в Эстонию) базировались в Риге. Они летали на линиях Рига Великие Луки-Москва. Великие Луки-Витебск. Последнее, что о них известно – то. что один 0-6L в июне 1941 г. подломал шасси на одном из подмосковных аэродромов
Разведэскадрилья 29-го корпуса была полностью уничтожена в первые дни войны. 23 июня 1941 г. эскадрилья из Укмерге перелетела в Пабраде. Там самолеты подверглись налету немецких бомбардировщиков, и было повреждено 2 самолета ANB0-41. Три ANBO-51 и три ANBO-41 полетели в Сесикай недалеко от Укмерге. Экипажи попали в плен, а машины несколько лет ржавели, и их постепенно разобрали местные жители. Три ANBO-41 продолжили путь в сторону Гомеля. Два из них сбил в неразберихе советский расчет ПВО (в одном самолете летел Ковас), а один вернулся обратно в Пабраде.

Отзывов нет

RSS-лента комментариев к этой записи.

Комментарии закрыты.