Янв
05
2017

ХЭНДЛИ- ПЕЙДЖ «ХЭМПДЕН»


Несмотря на усилия Лиги наций в области ограничения вооружений мировых держав, в начале 30-х годов резко возросли старания самолетостроителей использовать преимущества современной технологии для создания боевых самолетов с большими возможностями, чем в 20-х годах. Что касается английских ВВС, то в 1932-35 годах было создано большинство самолетов, с которыми они вступили в войну в 1939 г.; это особенно справедливо в отношении бомбардировщиков.

Из нескольких типов легких и средних дневных и ночных бомбардировщиков, которыми были вооружены боевые эскадрильи в 1939 г., два ведут свою родословную с 1932 г., когда Женевская конференция по разоружению пыталась наложить (как потом оказалось – безуспешно) ограничения на процесс перевооружения, если не вообще пресечь его. Одним из главных предложений, внесенных на Женевской конференции, было ограничение, прямо породившее эти два бомбардировщика – Хэндли-Пейдж «Хэмпден» и Виккерс «Веллингтон»; именно оно привело к их созданию и в некоторой степени ухудшило их характеристики.

Ограничения, если бы они были приняты, должны были предотвратить создание новых бомбардировщиков с пустым весом более 3 т. Тот факт, что британское правительство полностью одобряло предложенные весовые рамки, отразился в том, что в 1932 г. штаб ВВС начал разрабатывать задание на современный двухмоторный дневной бомбардировщик, который должен был сменить биплан Боултон-Пол «Сайдстренд». Хотя требовалась бомбовая нагрузка в 680 кг, штаб ВВС считал, что необходимо учесть «женевские» весовые требования, по крайней мере, при предварительном изучении. Был заказан двухмоторный самолет с моторами из расчета 1 л. с. на фунт веса. Максимальная скорость должна была быть равна 306 км/ч, а дальность – составлять 966 км со стандартным запасом топлива с соответствующим резервом. Должен был предусматриваться дополнительный запас топлива дли увеличения дальности до 2012 км при крейсерской скорости 201 км/ч на высоте 4572 м. Самолет должен был иметь экипаж из четырех человек – летчика, штурмана, радиста и стрелка. Предусматривалось также иметь по крайней мере две огневые точки, включая одну для обороны сзади. Они должны были быть достаточно защищены и обеспечивать стрелкам прицеливание и стрельбу во всем огневом секторе. Штурман и радист также действовали бы как стрелки и бомбометчики.
В виде задания В.9/32 эти требования в начале 1933 г. были распространены министерством авиации среди компаний, которые были включены в одобренный список возможных создателей бомбардировщика. В него входили «Бристоль», «Глостер», «Хэндли-Пейдж» и «Виккерс». Из представленных проектов 29 мая 1933 г. были выбраны для постройки машины «Хэндли-Пейдж» и «Виккерс». Обе они по тому времени были относительно передовыми по концепции и в течение нескольких лет их создание продвигалось почти параллельно, так что прототипы совершили первый полет с интервалом в шесть дней. Фактически, Виккерсовский В.9/32 (он же «Веллингтон») оказался более удачным и принял активное участие во многих ролях (хотя и не дневного бомбардировщика) на всем протяжении войны. Основное его преимущество заключалась в более объемистом фюзеляже.
Под руководством главного конструктора Г.Лачманна группа конструкторов «Хэндли-Пейдж» начала создавать двухмоторный моноплан, главным внешним отличием которого был очень узкий, но высокий фюзеляж с плоскими бортами, сочетающийся с тонкой хвостовой балкой, несущей двухкилевое горизонтальное оперение. Эта компоновка позволила установить под корневой частью хвостовой балки турель, прозванную «мусорным ведром». Верхняя стрелковая точка располагалась над ней. Планировалась и носовая турель, хотя подходящей закрытой стрелковой установки не существовало, да и узость фюзеляжа создавала свои проблемы. Крыло, установленное в средней части фюзеляжа, прямолинейно суиалось к концам. Моторы стояли так близко от фюзеляжа, насколько позволял диаметр винтов. Поддерживая традиции «Хэндли-Пейдж» относительно механизированного крыла, на элементы которого фирма имела важные патенты, на бомбардировщике поставили автоматические предкрылки, занимавшие примерно половину размаха передней кромки, в то время как заднюю кромку средней части крыла занимали разрезные щитки шириной 20% хорды. Это должно было обеспечить требуемые взлетно- посадочные характеристики.
Самолет был цельнометаллической конструкцией-монококом с работающей обшивкой. Другими прогрессивными новинками было убирающееся шасси (впервые у «Хэндли-Пейдж») и винты переменного шага. Макет машины, названной в КБ НР.52, был закончен в Криклвуде к началу лета 1933 г., но до первого полета прототипа прошло еще три года. За это время конструкция сильно эволюционировала, хотя общая конфигурация осталась неизменной.
Выбор силовой установки для В.9/32 оказался трудной задачей. Из-за первоначальных ограничений на пустой вес сперва были избраны моторы Роллс- Ройс «Госхаук», отличавшиеся высокой удельной мощностью, но сложности с испарительным охлаждением, свойственным этому двигателю, вскоре привели «Хэндли-Пейдж» к сосредоточению внимания на доступных звездообразных моторах «Бристоль» – «Меркьюри» или «Пегасус». По мере развертывания работ становилось все более ясным, что требования задания В.9/32 можно превзойти, если поставить более мощные двигатели, но такие двигатели были слишком тяжелы, чтобы уложиться в запланированный весовой лимит. Поскольку на Женевской конференции по разоружению никакого прогресса не достигли, штаб ВВС в июне 1934 г. снял свои ограничения. В это же время требуемая дальность была увеличена до 2414 км. Это освободило для «Хэндли- Пейдж» путь к использованию возможностей нового варианта «Пегасуса» – PE.5SM, предложенного фирмой «Бристоль». Этот мотор с двухскоростным нагнетателем пошел в серию как «Пе- гасус» XVIII.

 

Работа над прототипом

Оснащенный первыми экземплярами мотора РЕ.5 с винтом переменного шага «Де Хевилленд-Гамильтон», прототип НР.52 был изготовлен в Криклвуде весной 1936 г.; для окончательной сборки он был перевезен на аэродром фирмы в Рэдлетте. Первый полет 21 июня 1936 г. совершил майор Дж.Корде. В конце того же месяца, после нескольких испытательных полетов, самолет был впервые показан на экспозиции в Хендоне, а затем на выставке в Хэтфилде. 6 июля Корде перегнал самолет в ААЕЕ в Мартлшем-Хис, где новые самолеты были показаны королю Эдуарду VIII. В этом же месяце самолет еще раз побывал в Мартлшем-Хисе. На этот раз носовая часть, ранее обшитая металлом для того, чтобы при публичном показе не было видно внутреннего оборудования кабины, была прозрачной, хотя она тоже была временной до установки закрытой турели или другой механизированной стрелковой установки. Первые замеры летных характеристик были многообещающими – была определена максимальная скорость 426 км/ч. Полный вес вырос до 7258 кг, намного выше первоначальных наметок задания В.9/ 32, но одновременно выросла и бомбовая нагрузка, которая теперь составляла 1814 кг.
Вопрос о вооружении самолета был по-прежнему не решен. В 1936 г. ожидали, что «Боултон-Пол» разработает дистанционно управляемую заднюю установку, и с учетом ее применения была изменена хвостовая часть прототипа – конец хвостовой балки удлиннили, а первоначальный единый руль высоты разбили на две отдельные части. Эта идея была отброшена в 1937 г. и опять внедрили один еще больший по размеру руль высоты. Еще одно решение, принятое в 1937 г., привело к замене предусмотренной в проекте нижней турели одиночным подвижным пулеметом «Виккерс К». Такой же пулемет стоял в верхней точке под откидывающимся прозрачным куполом, который открывался при пользовании пулеметом. Была разработана новая, более обтекаемая носовая часть, в которой стоял еще один подвижный пулемет у места штурмана. В правой части носа монтировался неподвижный «Браунинг», из которого стрелял пилот. Общий итог – четыре 7,7- мм пулемета – бедно выглядел в сравнении с «Веллингтоном». Это было прямым следствием очень узкого фюзеляжа, который препятствовал установке существующих механизированных турелей. С другой стороны, небольшое аэродинамическое сопротивление этого фюзеляжа давало НР.52 высокие для того времени летные характеристики, что в некоторой степени компенсировало слабость вооружения.
Заказ на серию 15 августа 1936 г. министерство авиации, удовлетворенное новым бомбардировщиком, разместило у «Хэндли- Пейдж» первый заказ на 180 самолетов. Это произошло через два месяца после полета; в этот же день был дан заказ на В.9/32 фирмы «Виккерс». Серийный образец, обсужденный на нескольких технических совещаниях, был описан заданием В.30/36. Через несколько недель была заказана у «Шорт и Гарланд» вторая партия из 100 штук (по заданию В.44/36); под нее строили новый завод на Куин-Айленде в Белфасте в порядке частного соглашения «Шорт бразерс» и «Гарланд энд Вольф». Поскольку «Бристоль», видимо, была неспособна удовлетворить в срок потребность в моторах «Пегасус» XVIII, министерство авиации решило, что бомбардировщики, строящиеся в Белфасте, будут иметь другие двигатели. В начале 1937 г. остановились на Н-образных моторах Нэпир «Даггер» VII.
Для нового бомбардировщика «Хэндли-Пейдж» в конце 1936 г. выбрали имя «Хэмпден» (хотя были другие альтернативы). Сначала белфастский вариант назывался «Дагтер-Хэмпден», но в феврале 1938 г. министерство авиации приняло название «Хирфорд» (хотя замена моторов на других типах самолетов редко вела к смене названия). И «Хэмпден», и «Хирфорд» числились у «Хэндли-Пейдж» как НР.52, хотя прототип с моторами «Даггер» шел как НР.53, но причины для этого не имели никакого отношения к силовой установке.

Шведы проявляют интерес

Еще в октябре 1934 г., всего несколько недель спустя после того, как министерство авиации заключило контракт на потройку прототипа НР.52, «Хэнд- ли-Пейдж» начала строить второй прототип под маркой НР.53, который должен был соответствовать требованиям шведских ВВС. Это должен был быть самолет для патрулирования побережья со взаимозаменяемым колесным, лыжным или поплавковым шасси. За исключением шасси, НР.53 отличался от прототипа В.9/32 оборудованием и вооружением, которое состояло из 20-мм пушки «Бофорс» в носу и 8-мм пулемета «Кольт» в верхней установке. Он должен был нести торпеду на наружной подвеске. Моторы должны были быть «Пегасус» II шведского производства в коротких капотах Тауненда. Шведские ВВС требовали два таких самолета, но, когда приняли окончательные решения по оборудованию, строить начали только один. На прототипе поставили моторы «Пегасус» XX, чтобы провести летные испытания в Англии. В начале 1937 г. шведское правительство согласилось получить стандартные «Хэмпдены» с тем, чтобы внести требуемые изменения на месте. Поэтому вместо недоконченного НР.53 шведы получили пятый серийный «Хэмпден», а соглашение о закупке воторого самолета так и не было заключено.
28 мая 1937 г. министерство авиации решило закупить НР.53 для использования как прототип «Даггер-Хэмпде- на». Этот самолет впервые взлетел (с моторами «Пегасус» XX) 1 июля 1937 г. в Рэдлетте. Две недели спустя, после кратких испытаний на управляемость и замера данных в RAE в Фарнборо, самолет перегнали в Белфаст, где «Шорт и Гарланд» начала его переделку. В первоначальном виде машина отличалась уширенной передней частью фюзеляжа под турель «Фрэзер-Нэш» или «Хэнд- ли-Пейдж» и сохранила отличия, заказанные шведами. Этот самолет, единственный построенный НР.53, совершил первый полет в качестве прототипа «Хирфорда» с моторами «Даггер» VIII 6 октября 1938 г. Его полный вес был 7258 кг – такой же, как у прототипа «Хэмпдена».

 

В 1938 г. пронесся шквал активности, касающейся производства и внедрения «Хэмпдена». Расширение и перевооружение королевских ВВС шли полным ходом. Изыскивались дополнительные источники получения бомбардировщиков в стране и за рубежом. «Хэмпден» был избран для внедрения в двух новых программах производства. В Англии компания «Инглиш электрик» в Престоне (которая не строила самолетов с 1926 г.) получила в августе 1938 г. заказ на 75 «Хэмпденов», а последующие заказы довели это число до 770. Примерно в это же время консорциум из шести канадских компаний – «Кэне- диан ассошиэйтед эйркрафт лимитед», имевший сборочные заводы в Мальто- не и Сент-Юбере, получил заказ на 80 «Хэмпденов»; фактически он построил 160 самолетов для английских ВВС, отправляющихся по трансатлантическому маршруту. Что касается выпуска «Хир- фордов», то «Шорт и Гарланд» получила еще один заказ на 50 штук. В итоге, общее количество построенных самолетов составило 500 у «Хэндли-Пейдж» (включая два прототипа), 770 – у «Инглиш электрик», 160 – у «Кэнедиан ассошиэйтед эйркрафт лимитед» и 150 (типа «Хирфорд») у «Шорт и Гарланд»; отмененные заказы при этом не учитывались.

Серийное производство

«Хэмпдены» I появились на сборочной линии в Криклвуде в середине 1938 г. Первый экземпляр поднял в воздух майор Корде 21 июня. Это был первый самолет с новыми округлыми очертаниями носовой части, а также первый с увеличенным V крыла (6,5° по сравнению 2,75°. у прототипа), что увеличивало поперечную устойчивость. На нем была достигнута максимальная скорость 426 км/ч на высоте 4724 м и крейсерская, обеспечивающая максимальную дальность, – 269 км/ч. С бомбовой нагрузкой 907 кг «Хэмпден» мог пролететь 3203 км, а с максимальной бомбовой нагрузкой – 1400 км. Бомбоотсек был увеличен по высоте, чтобы в него вместились две бомбы по 907 кг. По одной 227 кг бомбе можно было нести снаружи под каждым крылом, что «съедало» 13 км/ч максимальной скорости. Полный вес теперь составлял 9526 кг, что потребовало больших по размеру колес для того, чтобы можно было взлетать с английских травяных аэродромов. Пустой вес в 5343 кг примерно вдвое превышал «женевские» ограничения исходного задания В.9/32.
На «Хэмпденах» английских ВВС стояли моторы «Пегасус» XVIII, но на пятом серийном экземпляре, который, как указывалось ранее, строился по заказу шведских ВВС, поставили моторы «Пегасус» XXIV без ступени «S» нагнет тателя. Этот самолет был отправлен в Швецию в конце сентября 1938 г. Он прослужил в шведских ВВС до 1945 г., затем он продолжал эксплуатироваться как летающий стенд у фирмы SAAB с гражданскими обозначениями до 1947 г. Это был последний летающий экземпляр «Хэмпдена».
Английские ВВС начали получать «Хэмпдены» в августе 1938 г., начиная с третьего серийного самолета. 20 сентября он прибыл на базу Сэмптон для 49-й эскадрильи, избранной в качестве первой для перевооружения на новый бомбардировщик (раньше она летала на бипланах Хаукер «Хайнд»). К концу года 49-я и 83-я эскадрильи в Сэмпто- не полностью перешли на новые машины, а 50-я в Уоддинггоне приступила к перевооружению. За этими тремя эскадрильями в 1939 г. последовали 44-я, 144я, 61-я, 76-я, 7-я, 106-я и 185-я (именно в этом порядке). К сентябрю 1939 г., когда началась война, эти 10 эскадрилий имели по 16 «Хэмпденов»; всего их было поставлено 226 – все головной фирмой. Входя в 5-ю группу Бомбардировочного командования, «Хэмпдены» составляли шесть боевых эскадрилий; две резервных и две запасных. В это время соперник «Хэмпдена» по заданию В.9/32, «Веллингтон», имелся в таком же количестве. Скоро оба типа были применены в боевых условиях.
К началу войны «Хэмпден» официально считался дневным и ночным бомбардировщиком, хотя ночное бомбометание не предусматривалось первоначальным заданием. Несмотря на это, все первые боевые операции велись при свете дня и эскадрильи, соответственно, несли потери. Самолеты трех эскадрилий – 83-й, 49-й и 44-й в первый день войны были посланы на поиски и уничтожение немецких военных кораблей. Успехов не было, но не было и потерь, несмотря на то, что летчики впервые взлетали с максимальным перегрузочным весом и впервые совершали посадку ночью. В сентябре проводились незначительные операции, включавшие минные постановки по плану операции «Гарденинг». Однако 29 сентября 144-я эскадрилья потеряла пять из 11 «Хэмпденов» во время налета на эсминцы в Гельголандской бухте. К декабрю постепенно начался переход на ночные действия с соответствующим уменьшением потерь. В феврале 1942 г. «Хэмпдены» подключили еще к операции «Никель» – сбрасыванию листовок на города Германии.

Зимой 1939-40 гг. «Хэмпдены» 5-й группы во все большей мере вовлекались в бомбежку наземных целей в Германии, особенно после вторжения немцев в Бельгию и Голландию в мае 1940 г. В ночь с 1 на 2 июля «Хэмпден» из 83-й эскадрильи впервые сбросил на Германию 907-кг полубронебойную бомбу. Она предназначалась для линейного крейсера «Шарнгорст» в кильском порту, но не сразу отделилась от самолета и упала на город. Пилотом этого «Хэмпдена» был Г.Гибсон, прославившийся потом как командир знаменитой 617-й эскадрильи «разрушителей плотин», осуществивший свой известный рейд в 1943 г. В ночь с 12 на 13 августа 1940 г. 10 «Хэмпденов» из 49-й и 83-й эскадрилий успешно атаковали канал Дортмунд-Эмс в том месте, где он виадуком пересекает р.Эмс. При этом налете самолеты Бомбардировочного командования впервые сбросили 454-кг бомбы. Этот вылет принес «Крест Виктории» лейтенанту Р.Леройду. Тем временем неустанно продолжались минные постановки по плану «Гарденинг». К концу 1940 г. «Хэмпдены» поставили 703 мины, совершив 1209 вылетов и потеряв 21 самолет.
Пока продолжались бомбежки, в конце лета несколько изменились приоритеты целей. Эскадрильи «Хэмпденов» стали наносить удары по сосредоточениям войск и барж в портах Ла-Манша. Это принесло в ночь с 15 на 16 сентября еще один «Крест Виктории» – на этот раз сержанту Дж.Ханна, награжденному за храбрость при борьбе с пожаром на самолете. «Хэмпдены» пяти эскадрилий участвовали в первом английском налете на Берлин в ночь с 25 на 26 августа 1940 г. В этом же году по крайней мере один «Хэмпден» (из 44-й эскадрильи) был оснащен дополнительными баками, подвешенными на наружных бомбодержателях; он совершил рейд на Данциг продолжительностью 12 часов в поддержку польского сопротивления.

 

Новые модификации

Другой самодельной переделкой была бортовая стрелковая установка, из которой вел огонь пятый член экипажа. Целью было увеличение огневой мощи «Хэмпдена» при ночном патрулировании над английскими городами во время пика «Блица» в 1940 г. 44-я и 49-я эскадрильи недолго и безуспешно применялись в виде таких вот «эрзацев» ночных истребителей. Слабое вооружение «Хэмпдена» было предметом постоянной озабоченности Бомбардировочного командования. Фактически оно было усилено благодаря инициативе командира 5-й группы коммодора А.Харриса (впоследствии главного маршала авиации, руководителя Бомбардировочного командования). В обход официальных каналов Харрис заказал у фирмы «Альфред Роуз энд сон» из Гайнсборо установки спаренных пулеметов «Виккерс К» для верхних и нижних стрелковых точек.
К этому времени к потоку «Хэмпденов» из Рэдлетта добавились поставки «Инглиш электрик» из Сэмлсбюри и из Канады. Первый «Хэмпден» «Инглиш электрик» взлетел 22 февраля 1940 г. Первые 770 самолетов были изготовлены точно за два года – к 15 марта 1940 г. Производство в Канаде разворачивалось медленнее – первый самолет поднялся в воздух в Сент-Юбере 8 августа 1940 г., но массовые поставки с перегонкой самолетов через Исландию и Северную Ирландию начались только в 1941 г. Опасения, что поставки для канадских «Хэмпденов» моторов Бристоль «Пегасус» нарушатся, привели к созданию самолета НР.62 «Хэмпден» II с моторами Райт GR-1820-G102A «Циклон» в 1100 л.с. Два опытных самолета, переделанных в Великобритании, испы- тывались в RAE и ААЕЕ, но поставки «Пегасусов» через Атлантику продолжались и выпуск «Хэмпденов» II был отложен. Один из прототипов был обратно переделан в Mkl для боевого использования. Тем временем «Шорт и Гарланд» в Белфасте завершали выпуск «Хирфордов». Первый из 150 этих самолетов поднялся в воздух 17 мая 1939 г. Этот и второй самолет в августе 1939 г. прибыли в ААЕЕ в Боскомб-Даун для официальных испытаний. «Хирфорда- ми» в начале 1940 г. была вооружена 35-я эскадрилья и одно звено 185-й эскадрильи. Однако, моторы «Даггер» оказались непригодными для боевого использования, также как были склонны к перегреву на рулении и одновременно к переохлаждению на крейсерской скорости. Известен только один боевой вылет «Хирфордов». Впоследствии этот тип был использован для боевой подготовки в 14-й и 16-й учебных частях в Коттсморе и Аппер-Хейфорде соответственно. 24 из них были переделаны в «Хэмпдены». После завершения постройки партии «Хирфордов» Шорт перешла на выпуск многочисленных деталей «Хэмпдена» для их ремонта.
В конце 1940 г. Бомбардировочное командование провело первую значительную операцию против городов Германии – операцию «Абигайль» против Маннгейма. 18 «Хэмпденов» были среди 102 бомбардировщиков, достигших цели. После этого «Хэмпден» официально перешел в разряд только ночных бомбардировщиков, хотя обстоятельства войны в 1941 г. заставили их временно опять вернуться к действиям днем – при налетах на «Шарнгорст» и «Гнейзенау» в Бресте. В мае 41-го эскадрилье удалось добиться прямого попадания в последний 907-кг полубронебойной бомбой. В 1941 г. на «Хэмпденах» сформировали новые эскадрильи – 408-ю (канадскую) и 455-ю (австралийскую). В 1942 – 415-ю и 489-ю (новозеландскую).

Торпедоносцы

Две последние части использовали «Хэмпден» в основном как торедоносец в Береговом командовании, так же как 408-я и 455-я и одна из первых эскадрилий 5-й группы – 144-я. Пока для «Хэмпдена» разрабатывались функции торпедоносца, в частности, из-за удачного его применения в роли минного заградителя, а эскадрильи готовились к новой работе, их деятельность в Бомбардировочном командовании постепенно сворачивалась. Однако части 5-й группы еще участвовали в первом «рейде 1000 бомбардировщиков» на Кельн в ночь с 30 на 31 мая 1942 г. и в аналогичных налетах на Эссен и Бремен в июне. Последний вылет «Хэмпденов» в Бомбардировочном командовании был совершен ночью 14-15 сентября 1942 г. самолетами 408-й эскадрильи на Виль- гельмсгафен. Эти машины в общей сложности совершили 16541 самолетовылет, сбросили 9261,4 т бомб, потеряли 413 машин, уничтоженных врагом, и 194 – по другим причинам.
Разработка специального торпедоносного варианта «Хэмпдена» началась в конце 1941 г., когда RAE предложила КБ «Хэндли-Пейдж» рассмотреть приемлемость такого решения. Еще в 1935 г. фирма фактически спроектировала вариант НР.52 согласно заданию М.15/ 35 на сухопутный торпедоносец (это задание было выполнено созданием «Бофорта»). Он сочетал крылья и хвостовое оперение «Хэмпдена» с несколько уширенным фюзеляжем, в котором можно было бы разместить большую авиационную торпеду. Сверху располагалась обычная механизированная турель. Такие изменения были, конечно, невозможны при переделке уже существующего бомбардировщика, однако оказалось реальным размещение одной торпеды MkXII вдоль бомбоотсека на держателях для 907 кг бомбы. При этом торпеда на 8,9 см выступала за габариты бомбоотсека при закрытых дверцах, так что центральная часть створок была снята, а боковые зафиксированы в открытом положении. В задней части бомбоотсека были внесены небольшие внутренние изменения; полный вес самолета возрос на 454 кг – до 10660 кг.

 

Шесть опытных самолетов испыты- вались в 1942 г. в Опытном торпедном центре в Госпорте. Конечным их итогом было то, что в октябре появились машины, обозначенные «Хэмпден» ТВ Mkl. К этому времени, как уже отме- часлось, пять эскадрилий были переведены в Береговое командование. 144 «Хэмпдена» были переделаны из бомбардировщиков в торпедоносцы ТВ Mkl. Они служили до замены «Бофайтера- ми» в 1943 г.

В Советском Союзе

В начале осени 1942 г. для обеспечения проводки конвоя PQ-18 на Кольский полуостров из Шотландии англичане решили перебросить в Россию авиасоединение (под командованием груп-кэптена Ф.Хоппера, по другим источникам – Хоппса), в состав которого вошли подразделение фоторазведчиков «Спитфайр» и «Москито», десяток летающих лодок «Каталина» и две эскадрильи торпедоносцев. Эти две эскадрильи, 144-я и 455-я (австралийская), были превращены в торпедоносные в апреле 1942 г. и к моменту отправки в Советский Союз уже обладали боевым опытом.
На вооружении эскадрилий состояло 35 НР.52 разных лет выпуска, изготовленных разными заводами, в т.ч. и канадскими, но при переделке в торпедоносцы их привели к единому стандарту последних серий.
4 сентября вечером английские экипажи поодиночке взлетели с аэродрома в Сумбурге на Шетландских островах, где совершали промежуточную посадку для дозаправки, и взяли курс на Аф- риканду. Это экзотическое название носил (да и сейчас носит) небольшой поселок недалеко от Кандалакши, где располагался советский военный аэродром. В качестве запасных площадок
торпедоносцы могли использовать аэродромы в Белом или Гремяхе. Дальность полета была близка к предельной. Нормальная дальность для ТВ.1 без торпеды и с дополнительным бензобаком в. бомбоотсеке составляла 1040 миль. Опытный пилот на крейсерском режиме мог «растянуть» ее до 1360 миль. До Ваенги, ближайшего на советской территории аэродрома, было 1314 миль, но постоянно подвергавшийся немецким налетам этот пункт назначения англичане сочли слишком опасным. Можно было лететь через горы Норвегии (1100 миль), но при этом горючее тратилось бы также на набор высоты. К тому же, каждый самолет кроме собственного экипажа из четырех человек нес по одному специалисту из наземного состава, чтобы в первое время не зависеть от остальной части механиков и оружейников, отправленных морем.
По пути английские самолеты подстерегали немецкие истребители и зенитки, на суше их встретил плотный туман. Не все «Хэмпдены» добрались до цели: лишь 23 из них сели на советских аэродромах в Африканде, Кандалакше, Мурмашах. Еще два совершили вынужденные посадки на нашей территории. Один из них проблуждал в тумане и без горючего удачно сел на «брюхо» недалеко от Африканды. Другой, тоже с сухими баками, приземлился под Кандалакшей, но налетел на пни и был разбит вдребезги; экипаж, к счастью, не пострадал. Третий отклонился к северу от назначенного маршрута и вышел к устью р.Колы в разгар немецкого воздушного налета. Два советских истребителя приняли «Хэмпден» за Мессершмитт Bf 110 и быстро сбили. Самолет сел на воду; весь экипаж спасся, кроме нижнего стрелка – сержанта Тейбора, убитого еще в воздухе.
Три «Хэмпдена» стали жертвами немецких истребителей при пролете над Финляндией. Два разбились в Швеции – у одного отказал мотор, а другой в тумане врезался в гору. Еще один заблудился и совершил вынужденную посадку в северной части Финляндии. Таким образом, до места назначения добрались примерно три четверти машин.
К 7 сентября 23 боеспособных самолета сосредоточили на аэродроме Ваен- га-1 под Мурманском. Туда же прибыл наземный состав, необходимое оборудование, запчасти и торпеды, доставленные в Мурманск американским крейсером «Тускалуза». Крылом (полком) торпедоносцев командовал винг-коммандер Мак-Лолин. 14 сентября все «Хэмпдены» совершили свой первый и единственный для англичан боевой вылет с территории Советского Союза. В течение 7 часов они патрулировали подходы к Альтен-фьорду, где тогда стоял линкор «Тирпиц». Однако линкор остался на базе, другие боевые корабли и самолеты немцев тоже не встретились торпедоносцам. 22 сентября операция «Оратор» – проводка конвоя PQ-18, закончилась.
Встал вопрос: что делать с торпедоносцами? Обратный путь осложнялся постоянно дующими навстречу ветрами, да и промахнуться мимо Шетландских островов куда легче, чем отыскать даже в плохую погоду континентальный аэродром. 24 сентября Береговое командование предложило оставить «Хэмпдены» в Ваенге в качестве подарка Северному флоту. Пока, в ожидании решения, самолеты стояли на аэродроме, немцы нанесли по нему мощный удар. Три «Хэмпдена» были уничтожены и еще 9 получили небольшие повреждения.
1 октября на «Хэмпдены» поступил официальный запрос от советской стороны. 6 октября передачу «Хэмпденов» одобрил премьер-министр У.Черчилль, но с оговоркой, что с самолетов будет снято все оборудование, включая бомбардировочные прицелы и фотоапара- ты, а неиспользованные торпеды будут вывезены в Англию. В конечном итоге здравый смысл победил и 12 октября торпедоносцы со всем оборудованием и снаряжением передали ВВС Северного флота. 22 октября личный состав английских эскадрилий погрузился на транспорт «Аргонавт» и отправился домой.
Получение английских торпедоносцев позволило сформировать 24-й мин- но-торпедный авиаполк (МТАП), первый такой полк на Северном флоте. Соответствующий приказ командующего Северным флотом появился 14 октября. Первоначально полк формировался на базе двух эскадрилий, выделенных из 2-го Гв.САП. Минно-торпед- ная эскадрилья прославленного Сафоновского полка (ею командовал капитан Попович) стала 1-й АЭ 24-го МТАП, а бомбардировочная (капитана А.З.Стоянова) – 2-й. Спустя 13 дней 24- й МТАП пополнили 3-й эскадрильей. Личный состав для нее (а также для пополнения первых двух эскадрилий) был взят из 118-го РАП (летавшего тогда на гидросамолетах) и 35-го БАП Отдельной морской авиагруппы. Обязанности командира полка некоторое время исполнял капитан Стоянов, затем майор Шипилов, чуть позже, прибыл и постоянный командир, подполковник Н.Н.Ведмеденко. Уходивший на переформирование, 35-й БАП оставил новому полку 8 ДБ-Зф – ими решили вооружить 1-ю АЭ, уже имевшую боевой опыт действий на этих самолетах. Это привело к перетасовке технического состава: хорошо освоившие ДБ-Зф механики 35-го БАП перешли в 1-ю АЭ, а уже ознакомившиеся с «Хэмпденами» – из 1-й АЭ в 3-ю.
Еще до формирования 3-й АЭ, 19 октября начались первые полеты советских экипажей на английских торпедоносцах. Первым поднялся в воздух капитан И.Я.Гарбуз (вскоре ставший командиром 3-й АЭ). За ним последовал капитан Стоянов, которому поручили всесторонне испытать незнакомую машину. Задание было опасным, и он полетел один. В случае необходимости летчик получил приказ выброситься на парашюте. Когда на высоте 2000 м из правого виража самолет сорвался в штопор, на земле все решили, что Стоянов покинет машину. Однако опытному пилоту удалось вывести торпедоносец из штопора и благополучно сесть. «Хэмпден» оказался очень строг в пилотировании, он не прощал летчику ни малейшей ошибки. Нельзя было делать резких движений педалями на разворотах, входить в разворот с большим креном. К примеру, нашему ДБ-Зф английская машина уступала в скорости (примерно на 40 км/ч), значительно проигрывала в дальности (практически вдвое) и имела гораздо худшую маневренность. Последнее резко снижало ее ценность при применении в качестве низкого торпедоносца.
В полку «Хэмпдены» окрестили «таратайками». В ходу было и другое прозвище – «балалайка», вызванное своеобразной формой машины в плане: широкое у корня треугольное крыло с прямой передней кромкой, узкий фюзеляж и двухкилевое оперение необычной компоновки. Среди немногочисленных достоинств пилоты отметили лишь удобную просторную кабину с хорошим обзором.
На изучение «Хэмпденов» летчикам полка отводилось полтора месяца: в декабре самолеты должны были встать в строй. Для ускорения процесса переучивания на одном из торпедоносцев в мастерских ВВС Северного флота установили второе управление в кабине штурмана, использовав для этого отдельные детали «Киттихаука» и ДБ-Зф. Расположение инструктора в штурманской кабине оказалось неудобным – он сидел слишком низко. Тогда за счет некоторого ослабления главного лонжерона центроплана инструктору организовали место за креслом пилота. Освоение столь строгой машины не обошлось без потерь, тем более что летчикам не терпелось начать боевые вылеты. Два самолета были повреждены, а один (Х3032) разбит и списан 1 ноября 1942 г. 21 декабря, в первом же полете разбили еще один самолет (Р5315). Подполковнику Ведмеденко не довелось водить полк в атаку – он погиб в авиационной катастрофе. Его заменил майор Ф.В.Косткин.
8 ноября два «Хэмпдена» 24-го МТАП впервые вылетели на разведку кораблей противника, но вернулись из- за плохой погоды. Столь же неудачной оказалась попытка бомбить в ночь на 15 декабря аэродром Луостари – единственный вылетевший на задание «Хэмпден» не нашел цель в густой облачности. Первые бомбы советские летчики сбросили с английских самолетов в ночь на 16 декабря на порт Киркенес. Из четырех самолетов успешно отбомбились два. А 18 декабря пара «Хэмпденов» с подвешенными торпедами впервые отправились на «свободную охоту». «Охота» закончилась успешно: у входа у Тана-фьорд капитан С.И.Трунов торпедировал немецкий транспорт (5000 т). До конца декабря «Хэмпдены» неоднократно вылетали на боевые задания, в основном их использовали как ночные бомбардировщики. Целями были немецкие аэродромы и порт Киркенес. Наилучшие результаты принесли налеты 29- 30 декабря, вызвавшие в порту пожары. А 30 декабря прямым попаданием бомбы был потоплен стоявший в порту транспорт.
С начала января полк начал активные действия на морских коммуникациях противника, в основном методом «свободной охоты» парами. В первый же день нового, 1943 г. 24-й МТАП понес первые боевые потери. Не вернулся с задания экипаж капитана Стоянова. Друзья видели, как самолет загорелся и упал в море. Вероятно, торпедоносец подстерегли немецкие истребители, сопровождавшие конвой.
Первого значительного успеха летчики полка достигли 14-15 января. 14 января экипажи капитанов В.Н.Киселева и А.А.Баштыркова атаковали торпедами конвой у норвежского побережья. Им удалось потопить два транспорта. Самолет Баштыркова подожгли на боевом курсе, но он не отвернул до момента сброса торпеды. Горящий «Хэмпден» в упор расстреляли немецкие зенитчики. Баштыркову и его штурману, сержанту В.Н.Гаврилову, посмертно присвоили звание Героев Советского Союза.
На следующий день по этому конвою наносили удары еще дважды. Сперва два «Хэмпдена» (командиры экипажей капитан С.И.Трунов и старший лейтенант П.Н.Зайченко) добились двух попаданий в транспорты. Затем группа старшего лейтенанта Агафонова (Ил-4 и два «Хэмпдена») поразила транспорт и сторожевик. В итоге конвой понес серьезные потери. 17 января сам нарком ВМФ поздравил полк с боевыми успехами.
Английские машины летали на разведку, бомбометание, охотились за немецкими транспортами, и в этой неустанной боевой работе несли постоянные потери. 29 января 24-й МТАП недосчитался сразу трех «Хэмпденов». Экипажи капитана Трунова и старшего лейтенанта С.А.Малыгина погибли полностью – их машины, подбитые немецкими зенитчиками, упали в море. Капитану А.И.Островскому удалось дотянуть до полуострова Рыбачий, где он посадил самолет на «брюхо». По неподтвержденным данным, в тот день удалось потопить немецкий транспорт в 12000 т. Если это так – то это крупнейшее судно, когда-либо потопленное «Хэмпденами». К 1 февраля в полку осталось 11 «англичан».
Чтобы повысить боевую живучесть «Хэмпденов», у нас их оснастили системой инертного газа. Охлажденные выхлопные газы подавались в бензобаки, резко уменьшая пожароопасность при простреле. Такая переделка оказалась вполне оправданной – неоднократно самолеты с пробитыми баками благополучно возвращались на свой аэродром. Вызывавшее критику и у самих англичан вооружение усилили, заменив спаренные «Виккерсы» крупнокалиберным У БТ в стандартной башне УТК-1. Английская установка при этом снималась полностью, вместе с кольцевой направляющей. Учитывая грубую -поверхность наших аэродромов, в мастерских флота провели также небольшую доработку замка и стопора хвостового колеса, несколько их усилив.
В феврале-марте «Хэмпдены» по большей части вели «свободную охоту», а также ледовую разведку в Баренцевом море. Эффективность «охоты» без предварительной разведки конвоев противника была невысока: в большинстве вылетов вражеских судов просто не обнаруживали. Влияло и техническое состояние самолетов – из-за нехватки запчастей боеспособных машин было меньше половины.

 

С апреля 1943 г. 24-й МТАП начал пополняться американскими Дугласами А-20, на которые и стали переучивать личный состав. Но «Хэмпдены» продолжали оставаться в строю, совершая боевые вылеты.
В ответ на растущие потери немцы усилили воздушное прикрытие своих судов. Но и торпедоносцы вылетали теперь на задание в сопровождении дальних истребителей Пе-3 95-го ИАП, в задачу которых, кроме всего прочего, входило и подавление зенитных средств противника. Недостаточно маневренные «Хэмпдены» без прикрытия истребителями легко становились жертвой немецких – тяжелых истребителей Bf 110, эскортировавших конвои вдали от берега. Так, 10 апреля Пе-3 прикрытия оторвались от торпедоносцев, которые при возвращении домой столкнулись с четверкой «Мессершмиттов». Два советских самолета из пяти были сбиты.
25 апреля 1943 г. капитан Киселев повторил подвиг своего боевого друга капитана Баштыркова. Киселев вел пятерку «Хэмпденов» на конвой, обнаруженный разведчиком у побережья. 17 кораблей и торговых судов прикрывались тремя немецкими истребителями и гидросамолетом.
Семерка Пе-3 оттеснила немецкие самолеты, связав их боем. Развернувшись в линию, торпедоносцы пошли в атаку. Киселев выбрал себе головной транспорт. На подходе к нему вспыхнул левый мотор, но атака продолжалась. С дистанции 400 м горящий «Хэмпден» выпустил торпеду. Подбитая машина практически потеряла возможность маневрировать и продолжала идти по прямой на транспорт. На самолете Киселева сосредоточили огонь все зенитные средства. Объятый пламенем торпедоносец упал в километре от погружавшегося в воду транспорта «Jlee- зее». Ведомым Киселева удалось потопить еще один транспорт и сторожевик. В.Н.Киселеву и штурману старшему лейтенанту М.Ф.Покало посмертно присвоили звание Героев Советского Союза.
В апреле-мае 1943 г. А-20 и «Хэмпдены» использовались параллельно. Снятию английских машин с вооружения препятствовали большие потери торпедоносцев – за апрель полк лишился 7 А-20. На 1 мая в полку оставалось 7 «Хэмпденов», из них только 1-2 могли летать, поскольку отсутствовали свечи зажигания для моторов «Пегасус». Приспособили отечественные ВГ-22, что потребовало переделок в системе зажигания. Кончились и английские торпеды – их привезли всего примерно 1,5 комплекта. Наши 45-36АН в бомбоот- сек «Хэмпдена» не помещались – они были более чем на полметра длиннее. Чтобы выйти из положения, пришлось переделывать передние и задние стенки бомбоотсеков, створки бомболюков, захватив часть кабины штурмана. Эти работы были осуществлены совместно механиками полка и авиамастерскими ВВС флота.
В мае 1943 г. полк удостоили звания гвардейского – он превратился в 9-й Гв.МТАП. Заслуги были велики, но дались они дорогой ценой. К июню только боевые потери составили 12 «Хэмпденов». Уцелевшие самолеты этого типа сосредоточили в 3-й эскадрилье.
4 июля 1943 г. два «Хэмпдена», три Ил-4 и два Ил-2 нанесли удар по судам у мыса Кибергнес. Группу вел командир полка Ф.В.Косткин. Торпедоносцы потопили транспорт в 8000 т и повредили еще два. Однако, оставшиеся без прикрытия (Р-39 вернулись с полдороги назад из-за дождя) штурмовики и торпедоносцы на обратном пути подверглись нападению немецких истребителей. Ушли только два Ил-4. Экипажи двух севших на воду «Хэмпденов», майора Шипилова и мл. лейтенанта Мартынова, были спасены.
Это был последний боевой вылет «Хэмпденов» на советско-германском фронте.
К середине июля на Северном флоте остался лишь один «Хэмпден», да и тот неисправный, 9-й Гв.МТАП в это время уже полностью был перевооружен на A-20G.
В Англии в конце 1943 г. «Хэмпдены» сначала передали в различные вспомогательные подразделения (метеоразведки, учебные и т.п.), а затем весной 1944 г. пустили на слом.
В 1991 г. «Хэмпден» с номером Р1344, совершивший в свое время вынужденную посадку на пути в Россию и брошенный после аварии (экипаж пропал без вести, только командир попал в плен к немцам), был обнаружен на советской территории, упакован и вывезен в Великобританию для реставрации.

Тактико-технические характеристики Хэндли-Пейдж «Хэмпдена» I

Двигатель: Бристоль «Пегасус» XVIII мощностью 1000 л.с. на высоте 915 м.
Вооружение: один 7,7-мм пулемет «Браунинг» неподвижно вперед с 400 патронами, один подвижный 7,7-мм «Виккерс» с шестью магазинами в носовой кабине, по два 7,7-мм «Виккерс» в верхней и нижней турелях с 19 магазинами для каждой; до 1814 кг бомб.
Максимальная скорость: 397 км/ч на высоте 4206 м.
Крейсерская скорость: 332 км/ч на высоте 4572 м.
Скороподъемность: 26,5 мин на высоту 4575 м.
Потолок: 5791 м.
Дальность полета: максимальная – 2768 км.
Вес: пустого – 5789 кг; максимальный взлетный – 10206 кг.
Размеры: размах крыла – 21,09 м; длина – 16,32 м; высота – 4,55 м; площадь крыла -62,1 м2 .

Автор: adminРубрика: Бомбардировщики |

Отзывов нет

RSS-лента комментариев к этой записи.

Комментарии закрыты.