Янв
05
2017

Крах

Источник
http://socialmedik.com

Экономический и политический кризисы, поразившие СССР в конце 1980-х годов, оказали непосредственное воздействие и на его вооруженные силы. Государству, потерявшему огромные доходы в результате мирового падения цен на нефть, стало не под силу содержать крупнейшие в мире вооруженные силы. Наступило время вынужденного сокращения арсеналов.
Первоначально «под нож» пошли части и соединения сухопутных войск, многие из которых были скорее складами вооружения, нежели полноценными боевыми подразделениями. Договор об обычных вооружениях в Европе, подписанный в 1990 году, стал смертным приговором для многих тысяч советских танков, бронетранспортеров, артиллерийских орудий, боевых самолетов.

ПУ БЖРК.

МБР РТ-23 готова к транспортировке.

Передовым группировкам Советской Армии, размещенным на территории восточноевропейских государств, в результате политических перемен пришлось паковать вещи, готовясь к возвращению на родину.
Параллельно шел процесс уничтожения ракет средней и меньшей дальности — РВСН лишились сотен новейших мобильных ракет «Пионер», оперативно-тактических «Темп-С», а сухопутные войска — только что принятых на вооружение комплексов «Ока». Однако «главный калибр» — межконтинентальные баллистические ракеты РВСН и баллистические ракеты подводных лодок — до поры до времени оставались в неприкосновенности.
Но вскоре очередь дошла и до них: холодная война была безнадежно проиграна, и торжествующий победитель диктовал свои условия.
31 июля 1991 года, за три недели до печально знаменитого августовского путча, в Москве президенты СССР и США — Горбачев и Джордж Буш-старший — подписали Договор о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений, больше известный как СНВ-1. В отличие от предыдущих договоров ОСВ-1 и ОСВ-2, новое соглашение не только ограничивало количество стратегических вооружений, но и требовало их значительного сокращения.
Согласно условиям СНВ-1, СССР и США могли иметь не более 1600 развернутых МБР, БРПЛ, стратегических бомбардировщиков и 6000 боезарядов для них. Хотя для обеих стран и были установлены равные уровни вооружений, для СССР вводился еще целый ряд дополнительных ограничений — Горбачев согласился со всеми американскими требованиями.

Установщик УТПК-1.

Так, количество тяжелых советских МБР (типа Р-36) ограничивалось 154 единицами, то есть, половиной от имевшихся на тот момент в строю; ограничивалось количество неразвернутых мобильных ракет (не более 250) и их пусковых установок (не более 110). Для ракет подвижного базирования вводилось особенно много ограничений: пусковые установки «Тополь» разрешалось развертывать только в ограниченных районах (не более пяти квадратных километров), в каждом из которых могло находиться не более десяти комплексов. Для ракетных дивизий устанавливался район развертывания (не более 125 тысяч квадратных километров), в пределах которого находились вышеуказанные ограниченные районы.
Развернутые железнодорожные мобильные пусковые установки МБР должны были базироваться только на специальных железнодорожных станциях базирования, общим количеством не более семи. Запрещалось менять стандартную конфигурацию составов (для облегчения контроля из космоса), маскировать их. Американцы постарались максимально ограничить мобильность советских ракетных комплексов и, надо сказать, им это удалось.
Договор также запрещал развертывать тяжелые МБР и БРПЛ новых типов, размещать на ракетах более 10 боеголовок, создавать средства скоростного перезаряжания пусковых установок.
Большинство экспертов, ознакомившись с условиями Договора СНВ-1, сделали однозначный вывод — налицо значительный успех американской дипломатии. И, хотя советские представители пытались убеждать сомневающихся в обоюдной выгоде соглашения, победитель в холодной войне продемонстрировал всему миру, кто истинный хозяин положения.
Системный кризис, поразивший Страну Советов, привел к тому, что гигантские материальные и людские ресурсы оказались выброшенными на ветер. Сотни стратегических ракет, стоимость которых даже трудно подсчитать, были уничтожены, на металлолом пошли подводные атомные ракетоносцы, параллельно уничтожались циклопические подземные сооружения — шахтные пусковые установки и командные пункты. Все, что строилось десятилетиями, уничтожили за несколько лет, причем вероятный противник (США) пошел на то, чтобы финансировать эти процессы.
Многолетняя ракетная гонка завершилась крахом советской военной машины. Ракетно-ядерное наследство бывшей сверхдержавы досталось России и ныне потихоньку приходит в негодность. Каждый год сокращается количество ракет на боевом дежурстве, все чаще происходят отказы техники, заменить которую нечем (если не считать ракеты «Тополь-М» стационарного базирования, которые никак нельзя назвать современными).
Идет медленная агония некогда могучих Ракетных войск стратегического назначения. Расформировываются армии и дивизии, взрываются шахтные пусковые установки, исчезают ракетные гарнизоны. От былой мощи осталась лишь бледная тень.

Автор: adminРубрика: Ракеты |

Отзывов нет

RSS-лента комментариев к этой записи.

Комментарии закрыты.