Янв
04
2017

Первая остановка


Ракетная гонка сверхдержав не могла продолжаться бесконечно, поскольку с определенной точки дальнейшее наращивание количества ядерных ракет теряло всяческий смысл. Ведь невозможно уничтожить противника десять или двадцать раз, одного раза вполне достаточно. К тому же из-за океана стали поступать тревожные вести — хитрые янки вместо весьма дорогостоящего развертывания новых шахтных пусковых установок нашли более эффективный способ повышения возможностей своей группировки МБР. Это оснащение ракет разделяющимися боеголовками индивидуального наведения — MIRV (Multiple Independently Targeted Reentry Vehicles).
18 июня 1970 года на базе ВВС США Майнот в штате Северная Дакота заступил на боевое дежурство первый отряд МБР «Минитмен-3» (10 единиц), оснащенных такими головными частями, что стало неприятным сюрпризом для советских генералов. Увлекшись количественным наращиванием ракетной группировки, они опять проглядели качественный прорыв, совершенный вероятным противником.
Все затраты на развертывание полутора тысяч стратегических ракет теряли смысл — противник за счет установки новых боеголовок на имеющиеся ракеты мог в кратчайшие сроки достичь значительного превосходства в общем количестве ядерных зарядов.
Эти обстоятельства заставили политиков задуматься над дальнейшими перспективами развития стратегических наступательных вооружений. Президент США Ричард Никсон в послании Конгрессу в феврале 1971 года подчеркивал:
«Доктрина достаточности представляет из себя открытое признание изменившихся обстоятельств, которые мы застали в сфере стратегических сил. Соединенные Штаты и Советский Союз достигли сейчас такого рубежа, где небольшие количественные преимущества в стратегических силах имеют малое военное значение. Попытки приобрести большие преимущества спровоцирует гонку вооружений, которая в конечном итоге окажется бессмысленной. Дело в том, что обе стороны почти наверняка выделят необходимые ресурсы, чтобы поддержать баланс».
Брежнев и его соратники публично по вопросам военной стратегии, в отличие от Хрущева, не высказывались, но видимо определенные перемены произошли и в их отношении к данной проблеме. Поэтому вялотекущие переговоры между СССР и США об ограничении стратегических наступательных вооружений в начале 70-х годов привели, наконец, к ощутимому результату. Сторонам удалось найти компромисс по двум важнейшим проблемам — ограничению систем противоракетной обороны (мы рассмотрим их позже) и стратегических наступательных вооружений.
26 мая 1972 года в Москве генсек ЦК КПСС Брежнев и президент США Никсон подписали два важнейших документа: «Договор об ограничении систем противоракетной обороны» и «Временное соглашение о некоторых мерах в области ограничения стратегических наступательных вооружений», а также несколько приложений к ним.
Временное соглашение, которое стали потом называть Договором ОСВ-1, ознаменовало собой наступление новой эпохи в ракетном противостоянии СССР и США. Впервые противники сумели договориться об ограничении арсеналов своего основного оружия — ракетно-ядерного.

ШПУ PC-16.

В соответствии с Соглашением, стороны взяли на себя обязательство не строить новых шахтных пусковых установок, начиная с 1 июля 1972 года (к этому моменту у Советского Союза их было 1526, у США — 1054), не заменять легкие МБР и устаревшие ракеты, развернутые до 1964 года, на новые тяжелые МБР.
Соглашение не запрещало достройку стационарных пусковых установок, уже находившихся в стадии активного строительства, поэтому количество развернутых советских МБР к 1974 году возросло до 1582, достигнув своего максимума. Модернизацию и замену МБР разрешалось производить лишь без значительного увеличения размеров шахтных пусковых установок.
Кроме того, стороны обязались:
«Ограничить пусковые установки баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ) и современные подводные лодки с баллистическими ракетами числом находящихся в боевом составе и в стадии строительства на дату подписания настоящего Временного соглашения, а также дополнительно построенными пусковыми установками и подводными лодками в определенном для Сторон порядке в качестве замены равного числа пусковых установок МБР старых типов, развернутых до 1964 года, или пусковых установок старых подводных лодок».
Протокол к Временному соглашению предусматривал:
«Советский Союз может иметь не более 950 пусковых установок баллистических ракет на подводных лодках и не более 62 современных подводных лодок с баллистическими ракетами. США могут иметь не более 710 пусковых установок баллистических ракет на подводных лодках и не более 44 современных подводных лодок с баллистическими ракетами.
Ввод в боевой состав дополнительных пусковых установок баллистических ракет на подводных лодках до указанных выше уровней в СССР сверх 740 пусковых установок баллистических ракет на атомных подводных лодках и в США — сверх 656 пусковых установок баллистических ракет на атомных подводных лодках, находящихся в боевом составе и в стадии строительства, может осуществляться в качестве замены равного числа пусковых установок баллистических ракет старых типов, развернутых до 1964 года, или пусковых установок баллистических ракет старых подводных лодок».
Оценивая значение подписанных в Москве документов, Ричард Никсон в послании конгрессу США от 3 мая 1973 года подчеркивал:
«Их колоссальное историческое и политическое значение гарантируется в определенной степени тем обстоятельством, что они переплетены с тканью новых зарождающихся отношений, которые делают кризисы менее вероятными…
Никогда раньше две противостоящие стороны, так глубоко разделяемые непримиримой идеологией и политическим соперничеством, не могли прийти к согласию об ограничении вооружений, от которых зависит само их выживание. И никогда раньше на протяжении послевоенной истории не было принципов поведения, которые обе стороны могли принять как основу для регулирования их соревнования и направления усилий к более конструктивным начинаниям».

Автор: adminРубрика: Ракеты |

Отзывов нет

RSS-лента комментариев к этой записи.

Комментарии закрыты.