Янв
05
2017

Ракета против ракеты


В таком уже далеком от нас 1953-м году, семь маршалов Советского Союза во главе с начальником Генерального штаба В.Д. Соколовским написали знаменитую записку в ЦК КПСС, обратившись с просьбой рассмотреть возможность создания в Советском Союзе средств противоракетной обороны. Причиной тревоги маршалов стали известия о начале разработки в США баллистических ракет большой дальности, которые потенциально создавали угрозу СССР.
К маршальскому посланию в Кремле отнеслись с пониманием, и вскоре в ЦК КПСС состоялось специальное совещание по проблемам противоракетной обороны, на котором решили проработать вопрос о принципиальной возможности создания средств защиты от баллистических ракет. Еще до конца 1953 года появились постановления Совета Министров СССР «О возможности создания средств ПРО» и «О разработке методов борьбы с ракетами дальнего действия», которые поручали КБ-1, возглавляемое С.М. Владимирским, разработку систем ПРО.
Через три года, 3 февраля 1956 года, состоялось заседание Президиума ЦК КПСС, на котором вновь рассматривались вопросы создания системы противоракетной обороны. Выступавший на нем с докладом Г. Кисунько, позже вспоминал:
«В своем докладе, следуя предостережениям Устинова, я особо подчеркнул отличия проблем ПРО от проблем противосамолетной обороны и принципиальные различия относящихся к ним технических решений. Своим преподавательским чутьем я уловил, что доклад воспринимается с интересом и немного увлекся, перебрал время, указанное мне Устиновым и Рябиковым…
Никита Сергеевич Хрущев предложил по линии ЦК принять короткое принципиальное постановление с одобрением внесенного предложения Миноборонпрома и Минобороны, а Совмину поручить выпустить подробно развернутое постановление с указанием исполнителей и сроков работ по всем объектам экспериментального комплекса ПРО и по созданию противоракетного полигона.
Постановление Совмина вышло аж через полгода — 17 августа 1956 года, но к этому времени уже была произведена рекогносцировка мест дислокации, и полным ходом шло проектирование объектов будущего полигона в организациях Минобороны. В июле на ближайшую к нему станцию начали прибывать эшелоны военных строителей, была отдана директива Генштаба о создании полигонной войсковой части, которой был присвоен № 03080. В постановлениях ЦК и Совмина полигону был присвоен шифр „полигон А“, экспериментальному комплексу ПРО — „система А“»[50].
В районе железнодорожной станции Сары-Шаган на западном берегу озера Балхаш 13 июля 1956 года разгрузился первый воинский эшелон, положив тем самым начало строительству главного противоракетного полигона СССР.
Перед коллективом конструкторов во главе с Кисунько, стояла непростая задача. Заместитель главного конструктора системы ПРО, профессор Голубев отметил:
«Прежде всего, следовало решить вопросы, связанные с возможностью дальнего обнаружения баллистической ракеты, выделения ее головной части на фоне корпуса, который отделяется от ГЧ, или на фоне обломков корпуса, который мог быть взорван для создания помех радиолокаторам ПРО (о создании специальных средств противодействия ПРО тогда еще не было данных).
Для выяснения реальных возможностей обнаружения БР и распознавания (селекции) ГЧ были созданы экспериментальные радиолокаторы РЭ-1 (а затем и РЭ-2) в Казахстане и РЭ-3 на Камчатке (в районах падения ГЧ БР, Р-5, Р-12, Р-7).
Экспериментальные работы показали, что задача обнаружения БР, при соответствующей мощности радиолокатора, может быть решена. Однако задача селекции ГЧ оказалась более сложной, и в ряде случаев приходилось прибегать к искусственному „уводу“ корпуса БР.
Другой фундаментальной проблемой было выяснение степени уязвимости ГЧ БР с ядерным зарядом, поражающими осколками боевой части (БЧ) противоракеты. При этом с самого начала осознавалось, что понятие поражения такой цели коренным образом отличается от понятия поражения обычных целей ПСО (противосамолетной обороны).
От истребителя и ЗУР требовалось „сбить“ бомбардировщик даже если в его бомбоотсеках находились ядерные бомбы. О том, что произойдет, если при этом бомбардировщик сбросит бомбы или упадет на обороняемый объект, речи тогда не шло. От ПРО же с самого начала требовалось поражение самой „бомбы“, то есть ядерного заряда, находящегося в корпусе ГЧ»[51].
8 апреля 1958 года Президиум ЦК КПСС принял постановление «Вопросы противоракетной обороны», предусматривавшее ввод системы ПРО Московского промышленного района А-35 в 1964 году. Но дорога к ней лежала через экспериментальную систему «А», испытания которой только начинались в Сары-Шагане.
Создаваемая в районе Сары-Шаган экспериментальная система «А» включала в себя целый комплекс сложных технических средств: 1) радиолокационную станцию дальнего обнаружения баллистических ракет; 2) три радиолокатора точного наведения противоракет; 3) пусковую установку и противоракеты В-1000; 4) радиолокационную станцию визирования противоракеты для вывода ее на траекторию наведения; 5) главный командно-вычислительный центр с цифровой вычислительной машиной М-40; 6) радиорелейные линии связи.
Наличие большого количества радиолокационных станций объяснялось тем обстоятельством, что главный конструктор системы «А» Г. Кисунько предложил метод триангуляции цели по трем дальностям, для измерения которых используются три радиолокатора, разнесенные на местности.
4 марта 1961 года, на полигоне в Казахстане произошло знаменательное событие: первый в мире перехват головной части баллистической ракеты.
Телеграмма с грифом «Совершенно секретно, особой важности», отправленная 4 марта 1961 года в Кремль, гласила:
«Москва, Президиум ЦК КПСС, тов. Хрущеву Н.С.
Докладываем, что 4 марта 1961 года… в районе полигона „А“ (точка прицеливания Т-12) с Государственного центрального полигона была запущена баллистическая ракета Р-12, оснащенная вместо штатной боевой части ее весовым макетом в виде стальной плиты весом 300 кг. Цель запуска — проверка функционирования экспериментального комплекса средств ПРО (система „А“).
Средствами системы „А“ цель была обнаружена на дальности 1300 км после выхода ее над радиогоризонтом. По данным радиолокатора „Дунай-2“, центральная вычислительная машина построила и непрерывно уточняла траекторию цели, выдавала целеуказание радиолокаторам точного наведения, рассчитала и выдала на пусковые установки углы предстартовых разворотов, рассчитала момент пуска.
По команде ЭВМ был произведен пуск противоракеты В-1000 с пусковой установки № 1. Полет противоракеты и наведение ее на цель проходили нормально в соответствии с боевым алгоритмом. На высоте 23 км по команде с земли от ЭВМ был произведен подрыв осколочно-фугасной боевой части противоракеты, после чего, по данным кинофоторегистрации, головная часть баллистической ракеты начала разваливаться на куски.
Службами полигона ведутся поиски упавших на землю остатков головной части Р-12. Таким образом, впервые в отечественной и мировой практике продемонстрировано поражение средствами ПРО головной части баллистической ракеты на траектории ее полета. Испытания системы „А“ продолжаются по намеченной программе».
Но еще до первого успешного перехвата боеголовки баллистической ракеты, Кремль дал «добро» на разработку проекта системы противоракетной обороны Москвы. 7 января 1960 года ЦК КПСС и Совет Министров издали совместное постановление о создании системы противоракетной обороны столицы, получившей наименование «система А-35». Генеральным конструктором ее был назначен Григорий Кисунько.
Однако работа над «Системой А-35» оказалась совсем не простой. Здесь столкнулись амбиций многих чиновников и конструкторов. Открытым противником проекта стал министр радиопромышленности Калмыков. Генеральный конструктор Г.В. Кисунько вспоминал:
«Семена неприязни ко мне министра Калмыкова были посеяны в те жуткие времена, когда он в соавторстве с Расплетиным „настучал“ шифровкой с полигона самому Л.П. Берия о моих якобы „вредящих делу“ действиях. Тогда только вовремя подоспевшая смерть Сталина отвлекла внимание Берии от „вредительского“ дела, накручивавшегося вокруг меня и одного из моих „пособников“.
Но и сейчас есть от чего приходить в ярость министру, хотя и сбылась его давняя мечта, и ему удалось „съесть“ КБ-1, заполучить эту прославленную организацию в свой госкомитет. Съесть-то съел, но с „начинкой“ от которой его тошнит. Это прежде всего почти готовая в натуре система „А“. И хуже того: разработан аванпроект боевой системы ПРО, принято решение об ее создании, ее генеральным конструктором назначен я, Кисунько. Непросто одолеть эту „начинку“ — найти способ прекращения работ по системе „А“. И эту свою программу министр почти открыто изложил в первом же своем выступлении перед собранием ведущих специалистов КБ-1:
— У вас противоракетной обороной занимаются неопытные люди, молодые специалисты, можно сказать, детский сад! А туда ли вы движетесь?
Выступивший после министра Расплетин отметил, что возглавляемое им СКБ-31, работая над новой подвижной зенитно-ракетной системой, одновременно ищет научный задел на будущее, которое ему видится в универсальных противосамолетно-противоракетных подвижных комплексах…
Калмыков неоднократно высказывал свои прогнозы (а вернее, надежды), что работы на системе „А“ потерпят провал. Одновременно делал многое для того, чтобы тематику ПРО вытеснила якобы более актуальная тематика противоспутниковой обороны»[52].
В самый разгар «дискуссии» вокруг системы ПРО, на сцене появился вездесущий В.Н. Челомей, находившийся в то время в фаворе у Хрущева. Потерпев неудачу с крылатыми ракетами на базе Фау-1, Челомей переключился на морскую тематику, занявшись противокорабельными крылатыми ракетами, но душа его желала большего. Особенно его привлекала самая модная в то время космическая тематика, где маячили награды, премии и высокие звания.
Челомей взялся проталкивать проект «Системы ИС» (истребитель спутников), который многие специалисты по ПРО считали абсурдным. Однако руководство Минрадиопрома держало нос по ветру, и всячески поддерживало Челомея. Генеральный конструктор Г. Кисунько отметил абсурд ситуации вокруг системы ПРО:
«Это был более чем странный спектакль, в котором главное действующее лицо не проронило ни слова, а только благосклонно выслушивало, очи долу скромно опустив, заранее обговоренные, а теперь якобы идущие от научнопартийного актива требования о возведении его в сан „сверхгениального“ над необъятным для любого смертного множеством разработок систем управляемого ракетного оружия: земля-воздух, воздух-воздух, воздух-море, берег-море, ПРО, противотанковые комплексы, космические системы (пока еще даже неясно какие).
В этой необъятности заключался величайший абсурд, независимо от того, кто бы ни выступал претендентом на роль „сверхгениального“ дилетанта. Во всяком случае лично я, как генеральный конструктор по тематике ПРО, не сказал бы, что мне хватает 24 часов в сутки на эту тематику, и тем более не смог выделить из них какую-то часть суток на другую тематику в качестве зама генерального конструктора КБ-1».
Челомей предложил свой проект системы ПРО территории страны — «Таран», — который, однако, был отклонен комиссией под председательством главнокомандующего войсками ПВО В.А. Судца. Предпочтение было отдано Кисунько.

Противоракетные системы А-35.

Осенью 1961 года на Балхашском полигоне началась серия экспериментов под условным наименованием «Операция К»: испытание средств системы «А» в условиях подрыва ядерных зарядов в космосе. 27 октября были подорваны два заряда: один на высоте 300 км, второй — 150 км. Вторая серия подобных испытаний прошла через год, в октябре 1962 года, в самый разгар Карибского кризиса.
В 1962 году там же был произведен первый пуск противоракеты А-350, предназначенной для системы ПРО А-35. Однако в мае 1963 года строительство объектов системы ПРО А-35 было приостановлено — вездесущий Челомей при помощи интриг все-таки добился принятия постановления ЦК КПСС и Совмина «О разработке противоракетной обороны территории страны», которое поручало ему разработку системы ПРО «Таран».
Только после отставки Хрущева работы на всех объектах системы А-35 были возобновлены. Ввести ее в строй предполагалось к 50-летию Великой Октябрьской социалистической революции, т. е. к 7 ноября 1967 года. Работы же по проекту «Таран», наоборот, были прекращены.
В середине 60-х годов в Подмосковье началось строительство объектов системы противоракетной обороны «А-35» — стрельбовых комплексов «Тобол». Параллельно шла отработка ее основных элементов на полигоне Сары-Шаган.
Еще не была достроена система А-35, а в Кремле уже строили планы создания территориальной системы ПРО «Аврора» и второй очереди системы А-35 (стрельбового комплекса «Аргунь» и РЛС «Истра»). В НИИ-244 велась разработка еще одного проекта — системы ПРО «Заслон».
Распыление сил и средств на несколько проектов имело печальные последствия — срыв сроков создания системы ПРО А-35. Только в 1969 году начались летные испытания противоракеты А-350Р (5В61Р).
Командующий войсками ПРО и ПКО генерал Ю. Вотинцев позже вспоминал:
«Удачный эксперимент позволил уже в июне 1961 года завершить разработку и выпустить эскизный проект боевой системы ПРО „А-35“, предназначенной для защиты Москвы. В проекте предусматривалось, что система создается для уничтожения моноблочных баллистических ракет типа „Титан-2“, „Минитмен-2“, которые были приняты на вооружение армии США в 1963 и 1965 годах. В составе этой системы предполагалось иметь командный пункт, восемь РЛС, образующих круговое поле дальнего обнаружения, и 32 стрельбовых комплекса».
Первые реальные пуски противоракет были произведены 9 июня 1970 года, а на следующий год головной комплекс системы ПРО «А-35» приняли в опытную эксплуатацию. Особой радости это событие ни у военных, ни у партийных вождей не вызвало, поскольку возможности системы по перехвату баллистических ракет, оснащенных разделяющимися головными частями индивидуального наведения, были совершенно неудовлетворительными. Комплекс ПРО, на создание которого затратили огромные материальные и людские ресурсы, устарел еще до принятия на вооружение.
Это обстоятельство признает и генерал Вотинцев: «Справедливости ради надо сказать, что система „А-35“ от начала строительства в 1962 году и до проведения испытаний создавалась 15 лет. В это время опережающими темпами в США велись разработка и испытание баллистических ракет наземного и морского базирования: „Минитмен-3“, „Поларис А-3“, „Посейдон С-3“ с многозарядными головными частями, имеющими от трех до десяти боевых блоков.
Поражать такие ракеты, тем более в условиях помех и применения комплекса средств преодоления ПРО (большое количество ложных легких и тяжелых целей, станций активных помех, маскирующих собственно боевые блоки на траектории их полета), система „А-35“ была неспособна, что стало очевидно уже к 1971 году.
Более того, пусковые установки противоракет „А-35“ в этой системе были наземного и открытого типа и постоянное содержание на них противоракет, заправленных агрессивными компонентами топлива и снаряженных мощным ядерным зарядом, было просто недопустимо. При аварии или диверсии в густо населенных районах Подмосковья мог возникнуть опасный очаг поражения и радиационного заражения.
Испытания подтвердили правильность научно-технических решений, обеспечивающих боевое функционирование новой, сложной, полностью автоматизированной системы по поражению моноблочной баллистической ракеты. По баллистическим ракетам с многозарядными боевыми частями система работать не могла.
В связи с этим было принято решение, поддержанное военно-промышленной комиссией (ВПК), завершить создание уже начатых объектов: на второй РЛС „Дунай-ЗУ“ и на пяти стрельбовых комплексах. Все остальные работы по развертыванию системы полного состава прекращались».
8 декабря 1970 года было принято решение о проведении государственных испытаний системы ПРО А-35 в сокращенном составе, с тем, чтобы принять ее в эксплуатацию к открытию XXIV съезда КПСС в марте 1971 года. Отставание от первоначальных планов составило более трех лет. Головной же стрельбовый комплекс «Енисей» системы А-35 вошел в строй только 14 июня 1971 года.

Автор: adminРубрика: Ракеты |

Отзывов нет

RSS-лента комментариев к этой записи.

Комментарии закрыты.